July 31st, 2015

Не служба, а косяк

Антинаркотическое ведомство превратилось в репрессивную фабрику по производству уголовных дел, ломающих десятки тысяч судеб простых люде.


От редакции

«Дело пекарей», или, иначе, «про булочки с маком», всколыхнуло страну.  Семья пекарей-кондитеров была посажена за решетку за хранение разрешенного сырья для производства булочек.

Надуманный предлог, способность Федерального наркоконтроля печь дела как булочки, загоняя людей в преступники и  разрушая законные бизнесы, заставили газету «вспомнить все» — и пекарей, и массовые посадки ветеринаров, и аресты врачей (за обезболивающие).   Перед вами — механизм огромной машины для репрессий, безжалостно разрушающий человеческие судьбы.

Участвуйте в акции «Новой газеты»:


Для сведения. Федераль­ная служба по контролю за оборотом наркотиков (изначально — ГНК, Гос­наркоконтроль) была создана в 2003 году посредством преобразования ликвидированной Федеральной налоговой службы. 30 тысяч налоговиков, сидевших в просторном здании на Маросейке, 12, президентским указом, оставшись в этих же стенах, были переведены в штат вновь созданного ведомства, цели и задачи которого лежали чрезвычайно далеко от компетенций тысяч специалистов, одномоментно оставшихся не у дел. Это обстоятельство стало предметом многочисленных колких комментариев в адрес ФСКН и даже спровоцировало волну разговоров о том, что многотысячная силовая служба с колоссальным бюджетом создается специально под  «нужного» руководителя.

Первым директором ФСКН стал Виктор Черкесов, однокашник Влади­мира Путина и его зам на посту директора ФСБ.  И даже после его отставки в 2008 году разговоры об утилитарном значении ФСКН не прекратились: место ее директора занял другой товарищ Владимира Путина и также его зам на посту директора ФСБ Виктор Иванов.

Ежегодный бюджет ФСКН составляет порядка 30 миллиардов рублей.

Collapse )